Форум Рязанского государственного медицинского университета

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



А как у них?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

"Понятно, что медикам надо учиться долго, это везде так и это нормально. 6 лет универа, потом ординатура, практика и все такое. В Италии с их 10-летней учебой это тоже как пить дать, что раньше 30 они не выучатся. Но меня поразил случай, когда один знакомый мне рассказывал, как его 35-летний друг все еще учится на медика и сдал еще только половину экзаменов. При чем он ничем не занят, учится и не работает, летом только в сезон где-то подрабатывает. На мое изумленное "как такое может быть" он сказал - а что тут такого, медицина это сложно. На что я ответила, что если человек за 15 или лет учебы так и не выучил и не сдал, то наверное неспособен и страшно представить какой из него будет талантливый врач, и что когда он таки заклнчит эту учебу, пройдет практику и станет врачем, я бы на месте его окружения стала молиться всем богам, чтобы не попасть к такому "молодому" 45-летнему специалисту.
Знаю, знаю, у нас тоже горе-медиков хватает, но когда я слышу от своих знакомых, сколько народу отчисляют в медуниверситете за неуспеваемость, то мне становится немного легче от того, что народ избавляют от потенциальных вредителей. И как бы там ни было, я считаю, что учиться и сдавать экзамены до пенсии - это не дело, ведь если человек не способен - то ему не дано и лучше не продолжать плодить таких "специалистов".

"Итальянская медицина отличается от нашей всем, начиная от системы построения связей- врач- пациент- аптека. Здесь у всех есть пластиковые медицинские карточки (tessera sanitaria) по которой потом делают скидки в аптеках и вообще без нее никуда. Здесь назначают участкового врача (medico di base). Чтобы попасть к нему на прием, нужно провести в очереди не менее 2 часов. Чтобы выписать у него рецепт, обычно это другая очередь в медсестре, но тоже немаленькая. Этот врач может назначить вам визит узкого специалиста, вы идете , например, к окулисту, а когда тот вым выпишет рецепт, НЕ МОЖЕТЕ сразу пойти в аптеку и купить лекарство, а снова должны вернуться к своему участковому и выпишет рецепт он на своих бланках и только потом можно идти в аптеку. Рецепты есть "красные " и "белые". По красному рецепту в аптеке делают очень большие скидки или могут вообще дать лекарство бесплатно, по белому - за полную стоимость. Какой рецепт выписать - решает сам врач. При надобности можно участкового вызвать домой.
Если у нас в поликлинике основной врач – терапевт, то у них – хирург. Все – изначально хирурги, а потом уже имеют вторую специальность. Если в наших мединститутах факультет называется «лечебное дело», то у них – «медицина и хирургия».
С 20 часов вечера и до 8 утра в обычные дени, весь день в выходные и праздничные, когда все участковые врачи не работают есть услуга - guardia medica. Это экстренная помощь на дому. Но смысл ее я до сих пор не поняла. Если человеку плохо, занят в эту гвардию, приезжает один врач, на обычной машине. Кроме фонендоскопа и танометра у ничего нет. Он спросит, что случилосьь, может померять давление, спросит , какие препараты принимал пациент. Записывает это все на специальном листе, говорит, что надо сходить к своему врачу и уезжает. Я думаю,ч то в серьезных случаях, он конечно, будет действовать по-другому, но опять же в более тяжелых случаях его и вряд ли позовут. Для таких случае6в есть ambulanza, то наша обыкновенная скороая помощь. Там внутри 2 человека, упокованы по полной программе, но если у нас скорая приезжает и пытается лечить, то у них в основном она приезжает, чтобы забрать в больницу. Если человек отказывается ехать, он должен подписать специальный отказ.
В гвардия медика врачи со стажем обычно не работают. Это непристижная работа и обычно там работают студенты -медики, а сейчас начали набирать иностранных врачей.
Есть еще третья услуга pronto soccorso - в переводе скорая помощь, но туда надо ехать самому! И высиживать в очередях порой до 5 часов (так и загнуться недолго).
Аптеки работают также, как и все магазины, с огромным перерывом, а по воскресеньям закрыты. В больших городах, еще можно найти дежурную аптеку, а маленьких поселках, где аптека одна, только помирать! Впрочем и так и так помирать, без рецепта-то не дадут ничего, ну кроме обезболивающих, что-то от простуды, типа нашего "Колдрекса"и еще всякую ерунду. "

http://www.mia-italia.com/node/1802

0

2

Платная медицина в США
- Доктор Лаун, вы же не станете отрицать, что американская медицина остается самой передовой в мире? Вы сами приложили руку к ее лидерству...

- Это так, я вовсе не умаляю заслуг. Но в целом как отрасль здравоохранение в США переживает, по моему убеждению, глубокий кризис. Лечение стало сводиться к использованию достижений медицинской науки. А когда абсолютизируется наука, теряется из виду человек. Врачи концентрируют внимание на дисфункции какого-то органа - сердца, легких, печени или почек. Но отчего возникло заболевание? 80 процентов болезней, заставляющих обращаться к врачу, имеют первопричиной жизненные тяготы и стрессы. У человека нелады с женой. Он ненавидит свою работу, разочарован в жизни. Или, допустим, в отчаянии, что его сын - алкоголик. Но когда он приходит к врачу-прагматику, тот видит в пациенте лишь носителя конкретного заболевания, а «лирика» его не волнует. Однако больна не только определенная часть тела, человек нездоров в целом, его организм разладился как система. И знание всего этого очень важно для успешного лечения.

- Чем плохо увлечение технологическими новинками? Ведь стольким людям они спасли жизнь.

- Врачи, современные фаусты, заключили сделку с наукой и технологией. Многим из них – я вовсе не обвиняю всех! – движет коммерческий расчет, а не редко даже алчность и стяжательство. И врача к этому подталкивают жесткие экономические условия. Когда принимаю пациента, то получаю 60-70 долларов в час. Но если я запускаю ему в сердце трубку для прочистки сосудов, то получаю за несложную операцию 2 – 3 тысячи долларов. Иначе говоря, общество во много крат выше оплачивает использование технологии, чем мастерство межличностного общения. Как следствие – американские врачи забыли искусство врачевания. А в моем понимании это заинтересованный диалог двух экспертов. Врача и пациента. Да-да, и пациента, главного знатока собственной болезни, кровно заинтересованного в успехе лечения.

- Врачи в Америке хорошо зарабатывают, потому и приток в эту сферу стабильно высок. Налицо стимулы для профессионального роста и честной конкуренции. Почему же эти факторы не работают?

- В медицину все больше и больше идут холодные, рациональные специалисты, не способные исцелять, не способные вступать в доверительные отношения с пациентом. Этим людям не место в профессии, им бы на Уолл-стрит. К сожалению, из-за притока таких людей репутация врачей сегодня чрезвычайно низка.

- Правда ли, что нередко операции на сердце, в том числе шунтирование, назначаются лишь из коммерческих соображений?

- Увы, правда. Еще в 1970 году на основании клинических наблюдений я пришел к выводу, что терапевтическое лечение сосудистых заболеваний не менее эффективно, чем хирургия и ангиопластика. 70 процентов сердечных больных ничего не выигрывают от хирургических операций.

- Я не ослышался - 70 процентов?

- Да. И это острейшая проблема американской кардиологии! В середине 90х годов в нашем центре мы наблюдали 800 пациентов, страдавших тяжелыми заболеваниями сосудов. Из этой группы мы рекомендовали хирургическое вмешательство лишь 9 (!) процентам больных. Вы не подумайте, я не против технологии, я не луддит. Но критерии отбора на операцию у нас в клинике очень жесткие. Все остальные получают терапию. Это те самые пациенты, которым лечащие врачи устрашающе внушали: «У вас в груди бомба с часовым механизмом», «Вы живете на вулкане», «Ваши дни сочтены» и тому подобное. Смертных случаев в этой группе - 1,3 процента в год. Много это или мало? Сравните: в США смертность при операциях на сердце - 3,1 процента. В методах терапии произошла революция, и впервые стало возможным остановить рост сосудистых заболеваний. А знаете, сколько времени у нас в центре длится прием каждого пациента? Примерно час. И эта неспешность оказывается очень экономиичной. В большинстве случаев тесты уже не нужны. Надо, чтобы врачи снова заговорили с пациентами. Пока же многие из них как кулинары, готовящие по поваренной книге. Им надо напоминать, что 80 процентов важной информации о состоянии здоровья пациента, ведущей к правильному диагнозу, врач получает из истории болезни, 10 процентов - из физического осмотра, 5 процентов из простых тестов (анализ крови, измерение кровяного давления, рентген и т.п.) и еще 5 процентов из дорогостоящих технологических тестов.

- Как же американской медицине выходить из кризиса?

- Американская медицина - высокотехнологичный, узкоспециализированный, очень дорогостоящий способ достичь банкротства. Америка не может позволить себе свою медицину, потому что она стоит непомерно дорого и малоэффективна. Давняя попытка кардинальной реформы здравоохранения, инициатором которой выступила Хиллари Клинтон, провалилась из-за усиленного противодействия могучих страховых компаний. Они организовали массированную кампанию в прессе. Американцев запугивали: вам будут навязывать лечащего врача, с вами будут обращаться как со скотом.

- Что же нужно?

- Чтобы врачи получали заработную плату. Понимаете, заработную плату! Я не хочу, чтобы доктора голодали. Но они не должны получать деньги от больных людей, не должны богатеть на чужих несчастьях. Чтобы у молодых людей формировалось чувство нации, надо, чтобы все имели равные права на охрану здоровья. Вы только вдумайтесь: 45 миллионов американцев лишены какой-либо медицинской помощи, а 30 миллионов получают ее лишь в экстренных случаях. Спросите любого таксиста в Нью-Йорке, есть ли у него медицинская страховка, он ответит - нет. В богатейшей стране мира, которая тратит два триллиона долларов в год на медицину, четверти населения не гарантирована медицинская помощь.

- Но посмотрите, доктор Лаун, в Канаде, где действует государственная система здравоохранения и у всех граждан вроде бы равные права на медицинское обслуживание, люди тоже не перестают жаловаться. Скажем, на долгие, многомесячные очереди на тесты и операции.

- Минуточку, минуточку. Я бывал в Канаде много раз. Разве это плохо, когда всем гарантирована медицинская помощь? Задумайтесь, как создается у людей чувство общности, чувство нации? Появится ли оно, если люди не помогают друг другу в тяжелую минуту? Да, у нас в Америке помогают, но кто и кому? Помогают самые жадные самым нуждающимся (по-английски это звучит очень хлестко - the greedy help the needy. - «Итоги»). Демократизм канадской медицины - неоспоримый ее плюс, он затмевает все минусы. Кроме того, канадцы живут дольше американцев и реже болеют. Детская смертность у них ниже, чем у нас. Скорая помощь столь же оперативна, как и в США. Так о чем вы говорите? Долго ждать теста? Так это лучше, чем вообще его не получить! Это лучше, чем дозирование медицины в зависимости от толщины бумажника, как в Америке. И не нужно быть большевиком, чтобы заявлять об этом...

- Есть ли хоть какой-то гипотетический шанс у среднего американца вызвать врача на дом, как это было в СССР? Хотя бы к детям?

- Знаете, где я это видел? На Кубе. То, что я сейчас скажу, многим не понравится. Я думаю, что на Кубе лучшая в мире система медицинской помощи. Там подготовлены десятки тысяч первоклассных врачей. Каждый жилой квартал Гаваны имеет своего терапевта. Я видел, как они замечательно работают. Этот семейный врач обходит всех пациентов по вызову, затем наносит визиты хроническим больным. В случае необходимости направляет людей в поликлинику или стационар.

- В России многие смотрят на американскуюмодель медицины как на пример для подражания и мечтают ее импортировать.

- Уму непостижимо! Я думаю, Россия должна следовать европейским образцам здравоохранения, в первую очередь скандинавским - финской, шведской, с сильным акцентом на социальную помощь, демократизм и профилактику. В Советском Союзе существовала хорошая система государственного здравоохранения. Конечно, она была далека от совершенства, но достигала каждого человека. Санитарное просвещение, тщательный контроль над качеством воды, визиты врачей на дом - все это было. Полагаю, Россия на новом уровне должна вернуться к своим традициям. Не надо импортировать из Америки коммерческую систему, у нее есть серьезнейшие структурные изъяны, и она лишь усугубит нынешнюю очень плачевную ситуацию.

-  Вы считаете ее плачевной?

- Я готов зарыдать! Россия - одно из самых грустных мест на Земле. Русские - исчезающая нация. Каждый год население страны сокращается более чем на полмиллиона человек. Это ужасно! От чего люди умирают? Болезни сердца, несчастные случаи, общий стресс, насилие. А еще алкоголь, причем самого низкого качества. А ведь Россия - богатейшая страна. Аппаратчики, которые по мановению ока стали бизнесменами, должны делиться богатством с народом. Россия может стать очень динамичной страной. Ведь уровень образования по-прежнему очень высок. Нужно только дать людям надежду.

Олег Сулькин, Нью-Йорк

ИТОГИ

0

3

...Вспомнила Гришу...

0

4

В Канаде медицина почти бесплатная, вроде ничего не платишь за мед. страховку, но когда заполлняешь каждый год налоговую декларацию, то в зависимости от зарплаты с тебя снимают и за мед. страховку, чем больше зарабатываешь, тем больше страховка (макс. около $700 в год), а если совсем мало зарабатываешь, то льготы - бесплатно мед. страховка. Лечение зубов, глаза (очки), лечебный массаж, ортопед и разные нетрадиционные методы лечения - это все в мед страховку не входит. Обычно фирма, в которой работаешь, покрывает все эти расходы в отдельной мед. страховке - это тут называют "бенефиты" - льготы такие от фирмы. Но болеть в Канаде очень не советую. Врачей не хватает, обычно очереди на запись к врачу, к специалисту надо месяцами ждать. Диагносты они никакие, ничего не знают и боятся брать на себя ответственность. Очень часто просто потеря времени, еще любят давать таблетки наугад: "попробуй вот эти, если не помогут, приходи, попробуем другие". Как будто не людей лечат, а тесты на подопытных зайчиках проводят.
http://zagranicey.com/showthread.php?t=254

0

5

Медицина в Германии чуть ли не одна из лучших, применяются передовые технологии.
Диагностика - делается прогноз на ближайшие годы, а не просто подтверджение диагноза
Стоиомость зависит от клиники, заболевания, диагноза.
Дигностика онкологических заболеваний - от 2200 евро, нервной системы - от 1400 евро.
http://zagranicey.com/showthread.php?t=254
-----------------------
Что касается медицины в Германии, я в шоке... Живя в Росии, имела представление о местной медицине как о передовой и продвинутой. Оказавшись здесь столкнулась с такими проблемами, что приходится периодически восзращаться домой в Питер и лечиться там.
В праксисах здесь конвеер, в аптеках без рецепта ничего не купить. Это плохо тем, что я, например, четко знаю что и как мне помогает от моих хронических болячек. Но от врача рецепта не добиться, у него свой взгляд...Приходится возить лекарства с Родины.

Один доктор находит камни в почках, другой в соседнем праксисе у виска крутит...И так целый год...Добралась даже до центра трансплантации в Мюнхене...Пока на неделю в Питере в больницу не легла. Смешно сказать, какая фигня отравляла мне все это время жизнь, а немецкие врачи не могли правильно диагностировать...

А еще мне острое воспаление почек витамином С пытались вылечить с температурой 39

ТАК ЧТО МЕДИЦИНА В ГЕРМАНИИ ЭТО ЛЕГЕНДА!
http://zagranicey.com/showthread.php?t=254&page=4

0

6

Медицинские стандарты и регламенты в России и за границей 

Процедуры для врача

Русские врачи, работая в западных клиниках, ни у кого не вызывают нареканий. Что заставляет любого врача на Западе лечить больного аккуратно и страховаться от ошибок? По данным всех социологических служб, примерно две трети россиян стабильно не доверяют официальной медицине. Для сравнения: в соседней Финляндии 94 процента респондентов доверяют своему врачу.
Но странное дело: стоит только нашему врачу по тем или иным причинам оказаться в эмиграции, а там пересдать диплом и влиться в стройные ряды коллег - он тут же становится лучшим из лучших.
Многие клиники в Израиле, куда едут лечиться со всего мира, укомплектованы русскоговорящими врачами. В Канаде и Штатах, выбирая семейного врача, многие стараются найти именно русского врача. Нет особых нареканий на качество работы наших врачей и в Германии.
Что же это за чудеса?

РЕГЛАМЕНТ, СЭР!
Ответ на вопрос дают сами русские врачи, работающие в западных клиниках: система стандартов и регламентов заставляет работать ответственно и аккуратно. Будь твоя воля, ты не назначил бы вон тому кашляющему курильщику дорогое обследование, но стандарты лечения предписывают его назначить. Расписано все: кто чинит рентгеновский аппарат и где хранятся лекарства, кому делают укол в палате, а кому нет, как направить больного на томографию и какие процедуры выполняются строго утром.

Читатель вправе спросить:  зачем тогда шесть лет учиться, накапливать знания, оттачивать клиническое мышление? Неужели врач на Западе не имеет права думать?!

Ответ снова дают врачи: нешаблонные подходы и багаж знаний выручат в нестандартной ситуации - их ведь в клинической практике выше крыши. Стандарты и регламенты -для другого: чтобы не ломать голову над рутиной, не решать безумных административно-хозяйственных задач типа «чем расплатиться с клиникой, где стоит томограф, когда я им направлю своего больного».

Регламенты позволяют врачу быть именно врачом , а не дипломатом, нянечкой, стенографисткой, педагогом и завхозом в одном лице. Кстати, о стенографии: во многих странах регламенты запрещают врачу заниматься писаниной - для этого есть специальный помощник врача. Между тем в России именно заполнение бумажек часто не позволяет врачу толком осмотреть больного.

Медицинские стандарты - это «защита от дурака». Например, в США (где и родился термин «дуракоустойчивость») из шкафов, к которым имеют доступ медсестры, в последние годы был изъят хлорид калия. Это старый проверенный препарат, иногда очень нужный, но его передозировка гарантированно вызывает остановку сердца. Введение хлористого калия по ошибке стало причиной смерти в американских стационарах нескольких больных. Врачебное сообщество приняло волевое решение: пусть лежит отдельно. Мелочь? Но она уже спасла чьи-то жизни.

Павел Воробьев, профессор Московской медицинской академии им. И М. Сеченова, - один из немногих в России специалистов по управлению качеством оказания медицинской помощи. Мы спросили его, есть ли в наших клиниках хоть какие-то элементы «защиты от дурака» и управления качеством.

- Такой системы стандартов медицинских организаций, сдержек и противовесов в нашем здравоохранении нет, - ответил профессор. - Разве что при найме (и то не везде) врач или сестра получают некий инструктаж на сей счет. Что-то запомнят, а что-то ведь и забудут. И так до первого инцидента.
- Но ведь над медиками еще с советских времен- тьма проверяющих, инструкций...

-Надсмотрщиков разных степеней, ведомственных и вневедомственных контролеров и комиссий действительно очень много. Но это не система предупреждения ошибок, а система наказания медработников за то, что они уже натворили.

ПОДМАХНЕМ НЕ ГЛЯДЯ?

Раньше казалось, что наша беда в безденежье, нехватке дорогой диагностической аппаратуры и специалистов, умеющих с ней работать. Когда в российский бюджет хлынули нефтедоллары, во многих региональных и ведомственных клиниках появилась такая аппаратура, какой нет и в Европе. Но попасть на нужное обследование по-прежнему сложно.

- Даже в Москве, которая сейчас насыщена современной диагностической аппаратурой, у вас нет гарантий, что вы будете обследованы как надо. А дело опять же в регламентах, - полагает Павел Воробьев.- Нигде не прописано, куда вас обязаны направить и какая клиника в какие сроки обязана вас обследовать на своей аппаратуре. Все зависит от воли врача, от каких-то договоренностей, иногда от ваших денег. Да и что горевать о несделанной томографии, если наш доктор на приеме не измеряет гипертонику давление, а просто продлевает рецепт?

Немецкий или израильский семейный врач застрелится, но не отпустит больного с приема без осмотра - есть четкий свод правил, который запрещает так поступать. И больной не сможет проигнорировать визит к доктору, потому что в тамошней аптеке не купит рецептурный препарат без рецепта.
- Но ведь сейчас наши мегаполисы наводнены платными диагностическими и лечебными центрами. Разве это не улучшило ситуацию?

- Ничуть. Частник нередко настроен назначить клиенту как можно больше ненужных обследований, гонять его по кругу, лечить от несуществующих заболеваний - только бы выжать деньги. Примеров тому тьма тьмущая. От одного только хламидиоза наши частные клиники пролечили столько людей, сколько не смогло бы им заразиться, будь в России узаконена полигамия.

РУБЛЕМ И НОГАМИ

Так что наших врачей даже деньги не мотивируют на аккуратную работу.
- Ничего удивительного в этом нет, - пояснил Павел Воробьев. - У многих частных медицинских центров маленькие бюджеты, и зарплаты врачей там ненамного выше, чем в государственных клиниках. Но в платной клинике медик не может вымогать взятку, а пациент не настроен ее давать: услуга-то уже оплачена! И поэтому персонал частной клиники далеко не всегда настроен оказывать качественную помощь.

Но, может быть, врача на хорошую работу могут мотивировать неформальные платежи? Ведь взятки в российских клиниках почти что узаконены.

-Неформальные платежи не гарантируют качества, - убеждена Елена Авраамова, заместитель директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН.- Врач прекрасно знает, что получит свои деньги за сам факт оказания услуги. А взяткодатель, случись что, не вправе предъявить претензии -ведь он сам только что совершил нечто противозаконное. У наших больных мало способов рекламаций. Хотя «голосование ногами» могло бы призвать медиков к порядку.

Впрочем, часть пациентов «ногами голосует». Об этом нам напомнила Лилия Овчарова, директор научных программ Независимого института социальной политики:

- Врачебная элита еще с советских времен привыкла с помощью неформальных связей решать такие вопросы, стоимость которых и в деньгах-то не посчитаешь. Например, хирург, который удачно прооперировал главу строительной компании или кого-то из его близких, полагал, что он вправе требовать не деньги, а квартиру. Сейчас, если глава стройтреста умеет считать деньги, он поедет лечиться за границу. Потому что он хотел бы просто заплатить клинике и точно знать, что получит за эти деньги.

По оценке Михаила Зурабова, наши граждане оставляют в зарубежных клиниках до миллиарда долларов в год. Если называть вещи своими именами - это война. Медики сражаются за право лечить без правил, а брать по понятиям. А пациенты - за право на прозрачный контракт без паутины неформальных отношений.

По идее, от этой войны должны были порядком устать и врачи, и больные. Павел Воробьев подтвердил наши догадки.
- Пациенты не просто уходят, они еще и успешно судятся: отношение к врачам в нашем обществе сейчас прохладное, а хороший адвокат разжалобит любого судью.

- И что предприняли медики, осознав это?
- Будете смеяться: появились клиники и страховые компании, которые создают детальные регламенты и стандарты, чтобы достичь приемлемого качества диагностики и лечения.

ПРАВО
Иски за хамство

В 1997 году в Перми появился Пермский медицинский правозащитный центр - независимая организация по защите прав пациентов и медицинских работников. Сейчас им руководят два человека. Директор Евгений Козьминых -врач по первому образованию и юрист по второму. И его зам - юрист Сергей Черный. Во многих проектах центра участвовал пермский депутат Госдумы, известный юрист Виктор Похмелкин.

Традиционно больные и их семьи проигрывали в России все иски к врачам и клиникам. Не в последнюю очередь потому, что врач или клиника всегда могут призвать на помощь региональных руководителей здравоохранения, а те могут давить на подконтрольных им судебных медиков. Экспертиза, естественно, дает «нужный» результат и обеспечивает алиби врача. Теперь на Северном Урале «рука руку не моет». Судебные медики выведены из-под контроля органов здравоохранения.

С 1998 года пермские суды обращаются за судебно-медицинской экспертизой в Пермскую лабораторию судебной экспертизы Минюста РФ. Лаборатория часто привлекает для экспертных оценок ведущих специалистов из других регионов.

За прошедшие девять лет Пермский край стал рекордсменом России по количеству судебных дел, выигранных обиженными пациентами и/или их родственниками у медиков. Более ста дел выиграны, около трех миллионов рублей отсужено. Во многом благодаря независимой судебно-медицинской экспертизе. Да и просто потому, что теперь пермякам есть куда пожаловаться на врачей.

Региональные власти очень быстро сообразили, что выплаты по искам могут вчистую разорить небогатый краевой бюджет: практически все ответчики- государственные клиники и их сотрудники. И первыми в России стали страховать гражданскую ответственность клиник и врачей на случай причинения вреда пациенту.

К слову сказать, федеральный закон об обязательном страховании профессиональной ответственности врачей (год назад за него горячо ратовали Михаил Зурабов и его ведомство) пока так и не принят. И хотя клиники в частном порядке могут купить такие страховки для своих врачей, на практике это делают немногие.

В основном это частные клиники в крупных городах: они в случае ошибки рискуют своими деньгами, а не бюджетными, поэтому предпочитают заплатить от 1500 до 5000 рублей в год за страхование одного врача, но не расплачиваться потом по миллионным искам. Государственные клиники чаще всего не страхуются- либо полагая, что и так застрахованы от ошибок, либо надеясь на помощь «карманных» судебных медиков: в большинстве регионов они таковыми и остаются.

Пермяки специально выделили бюджетные деньги на страхование медиков. Причем не только на возмещение имущественного ущерба, но и на компенсацию морального вреда. Такого сейчас нет даже в автогражданке.

«Огонек» связался с руководителями Пермского медицинского правозащитного центра и поинтересовался, как повлияло существование центра на обстановку в крае:

Стали пермские медики осторожнее после того, как узнали, что вы есть?
Я считаю, что да,- ответил нам заместитель директора ПМПЦ, юрист Сергей Черный.- Они все чаще консультируются с нами даже по таким тонкостям, которые раньше никого не интересовали, например, как разговаривать с родственниками больного. Ведь иск можно получить не только за серьезную врачебную ошибку, но и за банальное хамство: «Не надо нам диктовать, как лечить и обследовать вашего тестя - мы лучше вас это знаем».

Получается, что медики в Перми стали политкорректнее. Но стало ли меньше самих врачебных ошибок?
Субъективно, да. И потом, по нашим наблюдениям, ведущие клиники региона сейчас стали искать стандарты и регламенты, которые бы уменьшали число ошибок. Но искать их они будут сами. Вы ведь понимаете: юристы не могут сами создать для врачей систему «защиты от дурака». Они только могут напомнить о необходимости ее выстроить.

http://www.doc4u.ru/2009-03-02-16-38-00 … 37-53.html

0